Get Adobe Flash player

22 июня 1941 года на Советский Союз обрушилось 190 дивизий и 5 тыс. самолетов Германии

И ее союзников и 3712 одних только немецких танков. Но нацистские главари недооценили экономического и военного потен­циала СССР, не учли морально-политической монолитно­сти нашего народа, его готовности самоотверженно защи­щать свою независимость и свободу. Читать далее

Методологическая база господствующей американ­ской историографии

Они являются разновидности субъектив­ного идеализма, и чаще всего презентизм, отрицающий объективную истину, объективный характер историческо­го процесса. Опираясь на такую методологию, исследова­тель произвольно вкладывает в исторические события свое толкование, связанное, как правило, с конъюнктур­ными запросами сегодняшней политики империализма.

Читать далее

Крупная ошибка буржуазных историков

Они видят в том, что немецко-фашистской армии летом 1942 года была поставлена двойная цель: взять Сталинград и захватить нефтеносные районы Северного Кавказа. Стремление ре­шить одновременно две задачи, пишет X. Болдин, при­вело к распылению сил иа широком фронте от Вороне­жа до предгорий Кавказа

Читать далее

Английский империализм

Удар Черчилля

Однако от удара через Балканы Черчилль не отка­зался. всеми путями стремился пробраться в балканские страны, опасаясь, что их на­роды в результате национально-освободительной борьбы, при* поддержке Советского Союза могут завоевать незави­симость. Читать далее

Пирл-Харбор

Это— поворотный пункт второй мировой войны — вот главный тезис, с помощью которого фальси­фикаторы стремятся свести на нет значение победы Красной Армии под Москвой. Нападение японцев на Пирл-Харбор, по мнению Г. Уоллина, послужило тому, что теперь весь потенциал США направлялся на евро­пейскую войну. После Пирл-Харбора Япония, пишет Дж. Мэскилл, уже больше никогда не угрожала России в Сибири. Гитлер, утверждает Т. Хиггинс, заколебался.

Читать далее

Военно-политический характер

Однако, оставаясь на буржуазных позициях, они не могут, да и не ставят своей целью, научно осветить собы­тия прошлой войны, хотя некоторые явления даются в их трудах правдиво. Читать далее

Героические усилия совет­ских войск под Сталинградом

Но сколько рядом с этими частными признаниями лжи! С. Сульцбергер признает, но тут же твердит о каких — то советских «деморализованных частях» и «нерастороп­ном командовании» Красной Армии. Из всех советских генералов, командовавших соединениями и объединения­ми в ходе Сталинградской битвы, он называет лишь од — ного В. И. Чуйкова.

Читать далее

Безнаказанное вмешательство фашистской Италии и гитлеровской Германии в гражданскую войну в Испании

На стороне реакционных мятежников многие английские историки считают попустительством со стороны западных держав. Но то, что это «попустительство» было не чем иным, как репетйцией борьбы фашизма с «красной опас­ностью», ускользает от их внимания. Читать далее

Сраже­ния под Курском

Эти исследователи неправы дважды. Во-первых, начались по времени раньше (5 июля), чем высадка союзников на остров Сицилия. Во-вторых, к Курской дуге для наступления было стянуто 50 ди­визий Германии, в том числе 16 танковых и моторизо­ванных, а на острове Сицилия к моменту вторжения со­юзников находилось 9 итальянских дивизий и лишь 2 не­мецкие дивизии. Советско-германский фронт приковывал главные силы военной машины фашистской Германии и армий ее сателлитов. Достаточно сказать, что даже в июле — сентябре, когда решалась судьба Италии — наи­более сильного союзника Германии, гитлеровское коман­дование сняло в Западной Европе и отправило на Вос­точный фронт 14 дивизий, крупные силы

Читать далее

Профессиональные военные» историки и журналисты

Они, взяв на идеологическое вооружение старые антисоветские легенды, начали создавать новые. О целенаправленности их книг и статей можно судить по откровенным призна­ниям X. Болдуина, сделанным им в книге «Великие ошибки войны» и в ряде статей. «Мы, — писал он, — за­менили одного врага другим, и нынешний враг — совет­ская Россия —более страшный, чем предыдущий» Империалистическая «холодная война» не только при­дала военно-историческим исследованиям в США отчет­ливо выраженную антисоветскую направленность, но и создала предпосылки для идейного объединения офици­альной американской историографии с реакционной за­падногерманской историографией, в которой, как извест­но, преобладали тезисы и версии, выдвигаемые битыми гитлеровскими генералами. Вскоре возник негласный союз Бонна и Вашингтона в области военной истории. Бывшие враги по оружию сомкнули руки «братства ду­ховного», будучи в едином строю антисоветизма, антикоммунизма.

Читать далее